Как сделать чтобы ребенок не обжегся о русскую печь

- так как не все конечно, пустяк по нынешним временам, не о чтобы сделать. Все реки петляют читать онлайн. Попадание сознания нашего соотечественника и. Перенос строк. Реклама: Русская фантастика - Кир Булычев. Перенос строк. Реклама: Фэнтези - Логинов С. Искатель. Выпуск 05 читать онлайн. На 1-й стр. обложки: рисунок А. Гусева к повести Н.

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось.

нБТЛ фЧЕО. йЪ "бЧФПВЙПЗТБЖЙЙ"

Не в обиду автору. В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или ти летней давности мы поразимся степени наивности в описании тех или иных миров , т. И вообще Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в м году Хорошая книга.

И сюжет и слог на отлично.

Можно ли пить тромбоасс если густая кровь

Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую. Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно чтоб мне так в Дьяблу везло когда то!

упдетцбойе

Пурэв — молодой монгольский писатель, родился в году. Окончил торговый техникум, затем педагогический институт в Улан—Баторе. Ныне — студент Литературного института имени М. Горького в Москве. Рассказы и повести С. Пурэва регулярно публикуются в периодической печати в Монголии. В горной теснине, густо поросшей лесом, резво бежит речка Хараа, на берегу которой приютился крохотный железнодорожный разъезд, уртон.

Лишь изредка наведывается сюда кто—нибудь из дорожного управления, других гостей не бывает. Пассажирский поезд стоит здесь всего две минуты. Круглый год доносится до уртона только шум леса да воды, и кажется, что это оторванное от всего мира местечко не могут посетить земные человеческие страсти. Но все наоборот! В двух маленьких домиках, где бок о бок обитают четыре семьи железнодорожных рабочих, витают любовь и ревность, радость и горе.

Чем выше в горы, тем плотнее смыкаются березы, осины, пихты, а за восточным перевалом начинается непролазная Хэнтэйская тайга. День и ночь без устали поспешает к большой воде говорливая речка, и каждую осень украшают ее золотые крапинки опавших листьев. В одном доме живут начальник уртона, Муна Гуай, с женой и соседи их — семья Дэмбэрэла, минувшей осенью перебравшаяся сюда из Хубсугула. В другом — живем мы с мужем.

«Осень в горах» Восточный альманах. Выпуск седьмой. (fb2)

Соседей у нас до того дня, с которого начинается мой рассказ, не было. Прежние уехали на работу в Гоби. Муна Гуай всю жизнь проработал на железной дороге и всякое повидал — жару и холод, беду и счастье. У него крупный, с горбинкой нос, над которым нависают густые, сросшиеся брови. Человек он стойкий и работящий. Единственный его сын Жаргал, жадный до наук парень, учится в городе в университете. Приезжает он к отцу и матери только летом и заодно приносит радость всем обитателям уртона.

Получив весть о предстоящем приезде сына, Муна Гуай встает раньше жаворонков, а ложится, только когда по звездам уже угадывается полночь. Зато после прибытия сына спит Муна Гуай несколько дней кряду так, словно сын привез ему из столицы в подарок долгожданный, крепкий сон.

Изредка проснется, чтобы чайку хлебнуть, и снова на боковую. В этом заброшенном, тихом уголке самые молодые — это я и муж мой Цэнгэл. Частенько проводил он в нашем доме целые дни.

Приходили его старики, Дэмбэрэл с женой, все вместе усаживались мы за стол, и вот так, весело и быстро, пролетало лето. В последнее лето привез Жаргал гитару, и показалось нам, что в нашу глушь прикатил настоящий эстрадный ансамбль. Стоило парню длинными, тонкими пальцами тронуть струны и запеть молодым, сильным голосом, деревья и те как будто притихали, вслушиваясь, и даже небо становилось ласковее и нежнее.

Но ближе к осени, когда приходило время отъезда Жаргала, нам становилось грустно и тоскливо, не важно какая на дворе погода — солнце ли светит, дождь ли поливает. Шум колес приближающегося поезда отдавался у нас в сердцах, Жаргал на прощанье махал рукой из окна вагона, и словно уезжали из нашего уртона все радости, оставляя нас осиротевшими среди бескрайней тайги.

Поезда продолжали идти мимо нас, как прежде, но мы их не замечали — ждать все равно было некого.

Можно ли поменять стекло у варочной панели

С рассветом выходили мы на свой участок: где подгнившую шпалу заменить, где полотно подправить. Вот уже три года, как мы с Цэнгэлом живем здесь после окончания школы железнодорожных рабочих. Быстро они пролетели, но только порой спохватишься — неужели мы в этой глухомани так давно?

Весна в этом году выдалась поздняя, ненастная.

Можно ли молоко при язве желудка

Чуть не каждый день валил мокрый снег, нагружавший ветви деревьев, которые этой тяжести не выдерживали. Все наши тропинки в лесу были завалены сломанными ветками.

Однако река, зимой до верховьев скованная льдом, теперь даже по ночам не замерзала. Случалось, слышали мы сороку из лесу, словно оповещавшую, что природа жива. И вот как—то раз, когда в ожидании магазина на колесах мы с Цэнгэлом прикидывали на бумажке, что бы купить, к нам вдруг ввалился в сдвинутой на затылок шапке Муна Гуай.

зЕПТЗЙК нЙИБКМПЧЙЮ вТСОГЕЧ. рП ФПОЛПНХ МШДХ

Пар поднимался у него над залысиной, брови встопорщились до самого края лба. Чуть не приплясывая от радости, он объявил:. У нас рты от изумления раскрылись, так истосковались мы по новым людям. Цэнгэл даже карандаш выронил, но опомнился из нас двоих первым:.

  • Как сделать в вк имя на арабском
  • Муна Гуай провел рукой по лицу от самой залысины до подбородка, вытирая пот, и подтвердил:. Эта новость так меня обрадовала, что я слова не могла сказать. Никто не догадывался о моих страданиях, о том, как я хотела стать матерью.

    Цэнгэл, в раздумье поглаживая плечи, предложил старику табурет:. Люди совсем молодые. Начальник о них хорошо говорит, а ведь он просто так хвалить не станет — у него каждое слово береженое, на вес золота. Теперь мы с тобой… Да что мы — всем тут жить веселей будет. А то ведь порой тоска прямо заедает. Разговор возобновился, но я уже не слушала, думала о чужом ребенке. Дорог он. Почудилось, словно пухлые ручонки погладили меня по щеке, и больно сжалось от этого сердце.

    Все реки петляют (fb2)

    Маленький человек, которого я и увидеть—то еще не успела, завладел всеми моими мыслями. Опершись о спинку кровати, думала я о счастливой паре, которая с молодых лет обзавелась ребенком, узнала родительские радости. Верно, устали ребята с дороги—то. С самого Сайншанда ведь едут.

    Вон сколько до наших краев тряслись, да еще с малым чадом. Весело, надо думать, путешествуют, в тепле да уюте. Муна Гуай ушел, обеими руками подхватив подол накинутой на плечи шубы.

    Я больше не могла сдерживаться и кинулась на шею Цэнгэлу, не скрывая своего счастья. По правде говоря, никогда прежде не проявляла я так открыто своих чувств к человеку, с которым были накрепко связаны и радости, и обиды моего сердца. Жизнь сурова, а раз так, думала я, надо принимать ее такой и стараться быть сдержанной.

    В нашем маленьком поселенье, где шесть человек топчут один клочок земли, дышат одним воздухом, зачем показывать другим, что у тебя на душе? Мне стало стыдно, даже щеки вспыхнули. Попыталась вспомнить, когда в последний раз в таком вот порыве дарила ему свою нежность и любовь, и не смогла. От равнодушия и холодного непонимания мужа радость моя сразу угасла, я вся как—то сжалась. Семейная жизнь наша показалась мне тусклой и однообразной. Про себя я уже обвинила мужа в том, что нет у него отцовского чувства, что не интересуют его дети, что никого ему вообще по—настоящему не нужно.

    И сняла руки с его шеи. А Цэнгэл равнодушно взглянул на меня, потянулся всем телом и сказал:. Голос его показался мне таким далеким и невыразительным, словно шел не от него, а от холодных стен нашего домика. Не дело, когда жена забывает порядок и свои обязанности перед мужем. Есть люди, которые из мелкой ссоры раздувают большой скандал, и потом им только и остается, что разъехаться в разные стороны. Но Цэнгэл на меня пожаловаться не может. Да разве это труд — приготовить мужу обед да чашку чаю налить?

    Нет, долг каждой хорошей жены. Причина любой ссоры в доме — желание одного помыкать другим да пустое самолюбие. Моя мать прекрасно знала, что женщина должна в доме делать, и нас, дочерей, этой премудрости научила.

  • Сколько будет 900 тб
  • Вот почему три года замужества прошли у меня спокойно и тихо.